среда 23 Августа 22:33
16+
Подать объявление

Владимир Познер: Кто ищет себя, тот всегда найдет!

Известный журналист и телеведущий побывал в Красноярске с творческим вечером. Первая часть была посвящена автобиографии, а затем Владимир Владимирович общался со зрителями, отвечая на самые разные вопросы. Ответы на некоторые из них публикуем без купюр.

 

— Не так давно стали разрабатывать госпрограмму о российской нации. Она так и называлась, но потом ее переименовали, потому что изучили общественное мнение и пришли к выводу, что к этому мы еще не готовы — к российской нации. На ваш взгляд, нужна ли российская нация Российской Федерации? А если нужна, то когда мы будем к этому готовы?

— Понимаете, российской нации быть не может. Нация не может состоять из разных этнических групп, которые говорят на разных языках. Русская нация — да. Но не российская. Это во-первых. Во-вторых, у некоторых представителей власти есть стремление каким-то образом объединить страну, которая, на их взгляд, имеет тенденцию центростремительную. Как это сделать? Как это собрать воедино? Всё-таки это империя в прошлом. И она развалилась, потому что Советский Союз — это та же империя, не царская, но империя. Но сама Россия очень неоднородна. Очень неоднородна. Сколько здесь народностей? Сколько здесь языков? Сколько здесь религий? Поэтому и возникают вот эти странные предложения. На мой взгляд, они недолговечны и несерьезны. Это просто отражает беспокойство по поводу единства страны, название которой — Россия. Вот и всё. Я бы даже не тратил время на особое обдумывание этого вопроса.

— Вы в своей передачи задаете вопросы Марселя Пруста. Один из них я задам вам. Если вы окажетесь на необитаемом острове, каких трех людей (даже уже отошедших в мир иной), вы возьмете с собой?

— Скажите, а сколько я буду на острове?

— Это уже зависит от вас. Сколько угодно.

— Нет-нет. Это очень важный момент.

— Давайте предположим — год.

— Хорошо. (Пауза 5 секунд). Я возьму Леонардо да Винчи. У меня к нему есть целый ряд вопросов, а потом, может быть, он нарисует мой портрет. И это будет бессмертие. (Пауза)

— Женщину возьмите! (Мужской голос из зала).

— Не спешите. Конечно, я поэтому и спросил, сколько мне… Я, конечно, женщину возьму: год, что ли, буду как монах. Но я должен найти в литературе ту женщину, которая меня устраивает, и это не так просто. Я даже подумал, что, может быть, взял бы Миледи из «Трех мушкетеров», поскольку никакого вреда она там особенно причинить не сможет. Уж такая красивая! И такая сексуальная! И такая умная, что может быть. Вообще, женщин-героинь не так много. А если взять реальных… Может быть, Клеопатру. Пожалуй… Клеопатру, да. Это второй. И третий — я не могу удержаться — всё-таки я Шекспира бы взял. Я думаю, что мы бы славно провели время. (Аплодисменты).

— Владимир Владимирович, от всей души, от всего сердца, абсолютно искренне: огромное-огромное вам спасибо за то, что вы есть. За то, что есть вы и Жванецкий.

— Я согласен.

— Если есть дельные предложения о вашей передаче, каким образом их до вас донести?

— Для того чтобы выразить критику или похвалу моей программе, существует много всяческих возможностей. Во-первых, мой сайт. Он известен. Легко. Туда послать. И администратор моего сайта мне пересылает такие вещи. Во-вторых, можно написать на программу: тоже есть сайт. Можно написать на Первый канал. Всё ко мне доходит. Так что не думайте, что мы работаем в вакууме.

На счёт Жванецкого. Я имею счастье дружить с ним. Совершенно изумительный человек! Пожалуй, символом Жванецкого для меня является очень короткое его высказывание: «Вы никогда не пытались швырнуть комара? Далеко-далеко. Он не летит. Хотя нет. Летит. Но туда, куда он хочет. На вас ему наплевать. Поэтому надо быть легким и независимым». Замечательно!

— Сейчас многие люди из других стран, изучающие русский язык, говорят, что есть большие проблемы с изучением падежей, окончаний, спряжений, склонений. Когда вы изучали русский язык, какие у вас были проблемы?

— Ну те же. Русский язык очень ведь… непростой. Во-первых, действительно склонения и спряжения. Семь падежей. Этого нет в европейских языках. Но в некоторых есть даже больше, например, в венгерском. Но я всегда венграм говорю, что такого языка нет. Они делают вид, что он есть. Там 17 падежей. Это трудно.

Еще очень трудно — совершенный и несовершенный вид. Вот это для иностранца очень тяжелая штука. Ну, числительные. Правда, и для русских это довольно… Стали говорить «около восьмиста». Товарищи, около восьмисот всё-таки, нет? А? Ну что такое? Это просто позор, как стали говорить по-русски. Но я, как человек, учивший его, к этому отношусь очень строго. Русский трудный. Трудный язык. Ну, что делать? В конце концов, на нем говорят 140 миллионов человек. Значит, не так трудно. Правда?

— Хорошо ли вы знаете своих предков — бабушку, дедушку?

— Я не очень хорошо знаю, но лучше многих. Моя прабабушка с папиной стороны держала фотолавку на Невском проспекте: Невский проспект, дом 66. Они профессионально фотографировали людей. Тогда снимали на стекло: и качество фотографии совершенно поразительное. И сами снимали себя. Поэтому я знаю, как они выглядели. У меня масса фотографий того времени — 80-х годов XIX века. Как они одевались, какие у них были дом, квартира и так далее. Но дальше, чем прабабушка, я не знаю с папиной стороны. С маминой стороны я очень много знаю, потому что в нашей семье есть два человека, которые просто посвятили себя этому делу — нахождению наших корней.

Это всё любопытно, но не более того. Не знаю даже почему. У нас в роду были бароны. Ну и что теперь? Это такие новоявленные бароны. Наполеон наградил моего прапрапра-чего-то баронством. И что от этого — я другой, что ли?

— Обращаюсь к вам за советом. Вы как человек, который много добился в жизни, самореализовался, какой вы могли бы мне дать совет, как найти себя?

— Наверное, вам надо найти то занятие, для которого вы рождены на свет божий. Понять, что ваше, что вам хочется, что вы делаете лучше всех. Неважно, что это — водить троллейбус, класть кирпичи или делать операции на мозге. Важно, что вы понимаете: вот для чего я существую. Вот что природа или, если вы верующий, Бог мне дал. Это надо искать.

— Соответственно, методом проб и ошибок?

— Да, конечно. Так, как и я. С биологией ошибся. С переводами ошибся. Ну вот, повезло. Очень искал. Очень.

— На протяжении всей вашей жизни происходили удивительные вещи: встречи со знаменитыми людьми, какие-то повороты, которые случаются не у каждого. Если вы атеист, то чему отдаете это стечение обстоятельств? Вы сами повлияли либо всё-таки есть какая-то сила, которая управляла всем этим?

— Нет-нет, очень многое зависит от нас. Но очень многое — от случая. Например, свою жену я совершенно случайно встретил. Абсолютно случайно. Так сложились обстоятельства. Другое дело, что я потом прикладывал к этому усилия. Я не считаю, что всё предначертано. И что всё делается по чьему-то замыслу. Я в это никак не могу поверить. Мне кажется, это вздор. Лично мне. Там каждый сам решает.

Жизнь всё время нам предлагает… Ещё в Древнем Риме говорили: Carpe diem — «лови момент, лови день». Всё время тебе жизнь предлагает что-то, а мы, как правило, не видим или не хотим видеть. Мы боимся: что-то новое, черт его знает. Тогда это уже мы не решились на что-то, не пошли на что-то. Это уже от нас зависит. Но то, что возникает, — это случай. Можно всерьез думать, что там сидит какой-то человек, которому нечего делать. И он говорит: «Что бы мне Володе сегодня…» и так далее. Ерунда!

comments powered by HyperComments