воскресенье 29 Марта 07:42
16+
Подать объявление

«ХОЛОДНОЕ ТАНГО»: СВОИ ЧУЖИЕ

22 июня в широкий прокат вышла картина Павла Чухрая «Холодное танго». Известный режиссер («Вор», «Водитель для Веры») прервал десятилетнее молчание, чтобы с головой погрузиться в историю любви на фоне войны. Главные роли в фильме сыграли Риналь Мухаметов и Юлия Пересильд. Сегодня они вспоминают о том, как это было.

РИНАЛЬ МУХАМЕТОВ

О кастинге

…Кастинг был весьма непростой. Материал был сложный, пробы были затратные, поэтому я очень обрадовался. До этого момента у меня не было таких серьезных ролей, и я понял – раз уж это происходит, значит, есть в этом внутренняя необходимость, время пришло. И я ответил: «Спасибо, очень рад, что всё это было не зря».

…Такие фильмы, как «Холодное танго», делают тебя сильнее: в них ты понимаешь, что можешь сделать гораздо больше, чем привык до этого. Конечно, все мне говорят, да и сам я понимаю, что не смогу вечно играть улыбчивых парней. Хочется посмотреть на мужчину, не на мальчика. И «Холодное танго» мне дало такую возможность – увидеть в себе мужчину. Поэтому большое спасибо всей творческой группе, режиссеру, оператору, Юле – всем-всем, кто в этом участвовал.

О партнёре

…С Юлей мы разговаривали о многом, спорили. И постоянно сближались, доказывая каждый свою правду. Мы до сих пор в дружеских отношениях. Это очень радостно. Встречаемся мы редко, потому что Юля – ее можно назвать «Леди Работа», которая способна работать нон-стоп. Это определенный тип людей, таких мало. Я так не могу, мне нужно время на семью, на себя. Я хочу, чтобы работа вела со мной диалог, тоже имела мои интересы в виду. Я не постоянно глубоко плавающий человек, мне нужно выплывать, чтобы понежиться. Я человек, которому иногда нужно немного солнца и отдыха. Я могу радоваться работе, только когда это не на износ. Но фильм «Холодное танго» – это такой шторм, который иногда случается в океане и через который нужно пройти. Это ураган, после которого приятно осознавать, что ты выжил.

О роли

…Погружение в роль проходило тяжело. Это совсем не похоже на меня, я другой – другой органики, психики. К тому же я совсем не знаю, на самом деле, что такое война. А нужно вытащить из себя человека, который там был, прошел детский дом… И когда я слышу актерские разговоры о том, мол, что вот – я играл человека, прошедшего войну, я знаю, что это такое… Меня это очень раздражает, это полное вранье! Поэтому я взял за основу как можно больше этого не понимать и страдать от этого непонимания как можно больше. Я засовывал себе в голову эту мысль, память о трагедии. И это, наверное, позволило мне найти, как бы это сказать, умерший тон жизни, когда вроде бы человек живой, но внутри – абсолютно мертвый. И на этой мертвой почве, по которой прошла лава войны, на этой почве, где всё выжжено и расти ничего не может, пытался заново построить жизнь своего героя.

О чём фильм?

Фильм из серии «ищущий да найдет». Человек, который понимает, что он человек – на этот фильм, конечно, пойдет. Для него эта картина будет важна. Это очень дорогой винтаж, на который не у каждого хватит «финансов».

Сколько ни снимай таких фильмов, всё равно находятся три-четыре-пять человек, которые хотят убить этот мир. А нужен ли этот мир – задают вопрос. Да, конечно. Говорят, что не бывает белого без черного. Мне кажется, пора прекратить апеллировать к этому: мы все в душе хотим хорошего – любви, счастья. Но мир уже сошел с ума, деньги кажутся приятнее. А это кино не про деньги, а про настоящие чувства.

ЮЛИЯ ПЕРЕСИЛЬД

О кастинге

…Кастинг был очень сложным. Павел Григорьевич Чухрай – прекрасный наиталантливейший перфекционист, который будет мучить себя, мучить других, вытаскивать по одному нерву из актера. Такой человек никогда до конца не может быть доволен результатом. Вообще, слово «простота» – это не Павла Григорьевича, не про его человеческую организацию. И я за это его люблю. В кинопроизводстве сейчас таких людей очень мало; молодое поколение (а я себя причисляю к этому поколению тоже) делает всё очень быстро – раз-два, вместе, весело, задорно, и погнали!

О партнёре

…Риналь Мухаметов… Я представляла его каким-то таким довольным красавчиком. Мы не были знакомы, но имидж мне представлялся таким. Такие люди меня напрягают и пугают, потому что, как правило, внутри они не очень глубоки, пусты. Ну не может серьезный человек постоянно улыбаться и быть всем доволен. Не здесь и не в нашей среде. И вот первая наша встреча в гримерке, мы решаем немного размять текст… И вдруг Риналь начинает заикаться, не может сказать мне ни слова, но предупреждает, что потом всё будет хорошо. Я, рыдая, вылетела из гримерки: меня это настолько шокировало. Я уже повесила этот ярлык «бездумного красавчика» на человека и тут понимаю, что это всё неправда, что в нем есть история посложнее моей, возможно. Мне стало жутко стыдно за себя, и появился интерес.

…Мы не сразу сошлись с Риналем. Мы спорили в грим-вагонах о наших ролях, мы по-разному видели эту жизнь. Но в какой-то момент мы с ним так хорошо схлестнулись – по-человечески, творчески…

О роли

Когда начались пробы, я даже не знала, с чего начать, как подступиться к этой роли. Это совсем не я, это абсолютно другой человек, ко мне прямого отношения не имеющий. Это холодная, достаточно наглая, пропитанная насквозь болью, ни во что не верящая женщина. Такая неблизкость меня и зацепила. У меня был аппетит к таким сложным ролям, а после съемок он стал еще больше. Поэтому мне очень хочется посмотреть еще раз фильм, чтобы увидеть, какой меня сделал Павел Григорьевич.

…Эту роль с кондачка не возьмешь. Больше двух месяцев я занималась только Лаймой. К тому же я даже визуально в этой картине очень сильно изменилась. Я похудела сильно, весила как в 9-м классе в школе. Это было таким настойчивым пожеланием и Павла Григорьевича, и продюсера Сабины Еремеевой. А я совершенно не склонна к диетам, вообще – к ущемлениям собственного организма. Но я понимала сама, что это необходимо – из героини, как я уже говорила, выпили все силы, всю кровь. Надо было это передать.

О чём фильм?

…Ад на Земле уже был. И очень важный вопрос – как избежать этого еще раз. Этот ад может повториться, видимо, зло – в природе человека. Это безумно страшно. И все чувства Лаймы нужно рассматривать через призму ситуации, истории, трагедии целого поколения. Человек, пройдя сквозь этот ужас, уже не может быть нормальным. Поэтому еще Лайме так тяжело поверить в любовь Макса, она боится.

 

comments powered by HyperComments