вторник 24 Октября 09:17
16+
Подать объявление

Виктор Сухоруков: «Нагиев – дорогой актер!»

9 октября на ТНТ стартует продолжение всенародно любимого сериала. В финальном сезоне появится много новых героев, один из них – биологический отец Фомы, которого сыграл народный артист России Виктор Сухоруков. Актер рассказал, чем его привлек «Физрук», почему при работе над ролью он решил отказаться от штампов и чем ему запомнился Дмитрий Нагиев.

— Как вы попали в сериал «Физрук»?

— Почему я в «Физруке»? Мне посулили такой оригинальный подход! Абсолютно новый сюжет. Оказалось, что в «Физруке-4» все заточены на новые пути. Огромное количество людей после третьего сезона попрощались. И теперь мы творим историю заново. Режиссер Игорь Волошин был отмечен Балабановым. И когда он предложил мне сотрудничать, я понимал, что это не мой формат. Да и сериалы в последнее время меня не радовали. Но решился. Меня завлек персонаж.
 

— А чем именно завлек?

— Эрнест Петрович — одиозная фигура. Звездун! Режиссер и величина нашего времени. Когда команда сценаристов предложила мне почитать серии, мне сразу понравилось. Это моя история! Творческий человек, депрессивный, мечтающий о полете, призах и «Золотой маске». И вдруг в его жизни появляется человек, который говорит: «Я твой сын». Здесь есть, что сыграть. Я получил огромное наслаждение, работая в сериале. А какой финал?!

— Чем вам запомнилась работа с Дмитрием Нагиевым?

— Мы не раз работали с Димой Нагиевым. Сериал «Русский спецназ», телепроекты и так далее. В «Физруке» мы всегда были разные по производственной энергии. Нагиев — прекрасный партнер. Он знаком с сериальным ритмом и чувствовал себя увереннее. Я же был к этому менее приучен и привычен. Мне работа далась тяжелее. Каким я его увидел? Дмитрий — конвейерный, неразговорчивый, самовлюбленный, высокомерный, горделивый, молчаливый. Мы с ним ни разу за все время работы даже чаю не попили. В перерыве болтали ни о чем. Уважал он меня? Показалось, что да. Побаивался? Тоже заметил. Чувствовал ли ко мне актерскую приязнь? Да. Мне показалось, что ему работалось комфортно. Но я не мог угнаться за ним. И это отставание его чуть раздражало. Он позволял себе даже хулиганить — идти не по сюжету. Могу сказать так — мы в разных весовых категориях. Он — дорогой актер!

— Бывали в вашей карьере похожие роли, персонажи?

— Я довольно редко играл персонажей, которые взаимодействовали с родственниками. «Сынок», «Брат» и «Физрук». Но отличия есть. В фильме «Сынок» мой герой спасает сына. В «Физруке» — отвергает. Роль в «Физруке» отличается оригинальностью оценок и поведения в отношениях с Фомой. Мне не хотелось вытаскивать штампы и демонстрировать понятное и хрестоматийное. Открою секрет: с первой же сцены, как Фома заходит в кабинет, я задумал развитие приятия к герою. Мне захотелось по капельке, по крохе показать не любовь и не признание сына. А стыд и покаяние. Не знаю, насколько получилось. Вот говорю, вспоминаю — и комок в горле. Есть сцена, когда Фома везет отца с декорациями в прицепе. Ливень, гроза, джип вязнет в грязи. Машина останавливается в поле. И происходит страшный, тяжелый разговор отца и сына. С дождем и грязью замешивается и растерянность, стыд за прошлое вместе с покаянием перед будущим. Происходит очищение на фоне дождя. Проявляется некая библейскость сюжета. Просто слезы. Посмотрите!

Также в новом сезоне снялся Игорь Лифанов – лучший друг Дмитрия Нагиева. Именно Нагиев настоял на том, чтобы одну из ролей исполнил Игорь Лифанов. Двух актеров связывает не только большая дружба, но и  целый ряд совместных работ в театре и кино.

— Игорь, расскажите о вашей роли в новом сезоне «Физрука», расскажите о вашем герое?

— Серьезно рассуждать не могу — я работал не так много. Но что касается образа, это карикатура. В малиновом пиджаке, не может связать двух слов — типичный герой того времени. Довольно комичный товарищ.

— Что произойдет самого необычного с вашим героем?

— Самое жесткое — это драка. Как раз между моим героем и Фомой, персонажем Нагиева. Получилось так зрелищно и правдоподобно, что вся площадка аплодировала. Я не хвалюсь, так и было! Мы умеем это делать, подобное уже было в спектакле «Территория». Спецназовцы, которые нас консультировали, говорили: «Вы только друг друга не убивайте!» (Смеется.) Конечно, нет. Это кино. Сценический бой. Сцену в «Физруке» мы снимали в бывшем доме Брынцалова: очень колоритно вышло. Поприкалывались вдоволь.

— Чем для вас было время, оставшееся в истории как «лихие 90-е»?

— Как мы выжили — не представляю. Как мы дошли до какого-то уровня — тоже. Удача, видимо. Или наша вера. 90-е годы — это атас. Тогда ко мне кинопроизводители и пристали с бандитами, милиционерами. Такие герои и были востребованы, с тех пор вот и «прилипли» ко мне эти образы. «Бандитский Петербург», «Спецназ» — были свои перлы. (Улыбается.)

— Какие вы видите отличия и сходства с вашим героем. Чего бы вы никогда не сделали из того, что делает ваш герой в сериале «Физрук»?

— Все же думают, что в жизни я наверняка быковатый мужлан без чувства юмора. Но это не так — приходится доказывать. Это довольно тяжело. Сериал «Физрук» в этом отлично помог. Как и мой давний друг Дима Нагиев: уломал всех, и меня пригласили.
 

 

comments powered by HyperComments