понедельник 14 Октября 13:52
16+
Подать объявление

Над златом чахнет

Дома некоторых напоминают свалку: кипы старых газет, ненужные тряпки. В таких условиях нередко заводятся тараканы и даже крысы. Это не неряшливость и свинство, а синдром накопительства — предмет внимания психологов и психиатров. Что это такое, рассказала психолог Наталья Силинская.

 

— Что такое синдром накопительства?
— Синдром накопительства рассматривается в рамках психиатрии, если в анамнезе есть травмы и операции головы, диагностирована шизофрения или деменция (слабоумие), токсический энцефалит. В этих случаях нужна медицинская помощь. Психотерапевты изучают синдром Плюшкина (силлогоманию, хординг, патологическое накопительство), не связанный с физиологическими причинами. Проявляется он в категорическом отказе выбрасывать старые ненужные вещи.

— В чем особенности этой проблемы?
— Человек с синдромом Плюшкина почти никогда не приходит к психологу сам: часто его приводят близкие, которым приносит дискомфорт заполненное мусором помещение, зловоние и что еще хуже — тараканы и крысы. Горы хлама в квартире — его своеобразная защита, поэтому он чувствует себя в безопасности и не хочет расставаться с этой «оболочкой». Люди с синдромом накопительства редко выходят из дома. Усложняет момент психотерапии и то, что накопители часто одиноки: они живут в своем мире, и никто не способен их оттуда вывести. Чаще хординг появляется в пожилом возрасте.

— С чем это связано?
— Накопителями могут быть люди, которые пережили войну или воспитывались людьми, жившими в то время. Здесь есть связь с бедностью: когда-то были голодные времена, всё старались сохранить, отложить, запрятать, и теперь желание обезопасить себя проявляется в виде патологического накопительства. Чем больше вещей припасено, тем спокойнее. В таком случае можно говорить об инстинкте, когда желание ничего не выбрасывать может передаваться по наследству: оно становится механизмом выживания. Отголоски этого можно заметить, например, в приготовлении зимних заготовок, когда банки с соленьями и компотом занимают целые подвалы и погреба — «на голодный день». В сумках таких людей обычно много всего, вплоть до ножниц — «на всякий случай».

— Получается, синдром всегда обусловлен генетически?
— Он может быть связан с наследственной предрасположенностью, психологической травмой в прошлом, либо и тем и другим. Представьте себе школьника, у которого с собой не одна запасная ручка, а 10. Здесь, скорее всего, имеет место ген накопительства. Еще одна причина — пример перед глазами. Обычно склонность к накопительству в молодом возрасте появляется у тех, кого воспитывали бабушки или родители, постоянно приговаривая, что нужно экономить, откладывать «на черный день», не тратить лишнего и т. д.

— Каков первый тревожный сигнал?
— Человек, который находится в пограничном состоянии, создает иллюзию домовитости. Его преследует желание вдохнуть новую жизнь в старые вещи. К примеру, он отказывается выбросить нерабочие часы, говоря: «Пускай лежат, я потом их починю». И ему совсем не важно их починить — главное, чтобы лежали. У накопителей очень мало свободного места в квартире. Они собирают газеты — костер разжечь, рыбу завернуть; сохраняют детские игрушки — внуки будут играть; выцветшую или малую одежду — на даче пригодится. Обычно это всё так и лежит без применения: и выбросить жалко, и куда деть — непонятно.

— Чем это опасно?
— Ну, во-первых, если сходится пара, где один мечтает всё выбросить и очистить, а другой — стремится сохранить, возникают разногласия. Их можно распознать по словам «зачем тебе это?» и «пускай лежит, тебе бы всё выбросить». Во-вторых, захламление отнимает силы, энергию, пространство. Это иллюзия комфорта и безопасности: какой может быть комфорт там, где сплошная антисанитария и отсутствие гигиены? У нас сейчас нет потребности что-то сохранить, отложить, запасти — всё всегда в избытке есть в магазинах.

— Каковы психологические предпосылки накопительства?
— У накопителей есть проблемы с отпусканием прошлого, сложность с завершением какого-то процесса. Скорее всего, человек таким способом обращается в прошлое, в котором что-то его держит. Либо, наоборот, есть какое-то болезненное переживание в настоящем, что ему проще думать о том, как хорошо было когда-то, не осознавая, что сейчас не так. У накопителей квартира завалена до такой степени, что не всегда есть возможность пройти от одной стены к другой либо есть очень маленькая «тропинка». Но человек никогда не осознает без помощи, что за хламом он пытается спрятать какую-то боль настоящего, чтобы не замечать проблемы.

— Как с накопителями работает психолог?
— Психолог пытается найти ту самую болевую точку, которая не дает покоя в настоящем или прошлом, и приводит клиента к тому, что ее нужно нейтрализовать и отпустить. Это долгий процесс, постепенный, после чего накопителя буквально озаряет: он смотрит на состояние своей квартиры и приходит в ужас. Причем, если клиента привели за ручку родственники — это еще более усложняет терапию. У накопителей сразу включается агрессия: у меня всё хорошо и меня всё устраивает. Психолог пытается показать Плюшкину со стороны, как всё ужасно: невозможно что-то найти, невозможно сделать ремонт. Но иногда психолог справиться не в силах, нужна помощь психиатра.

— Можем ли мы заподозрить накопительство, если человек моет пакеты, сохраняет скорлупу от яиц, чайные пакетики, апельсиновую цедру?
— Всё это — пережитки прошлого. Это не хозяйственность, это уже пунктик. Сейчас в магазинах есть хорошие удобрения, упаковки целлофановых пакетов, большой выбор чая — у нас нет потребности все это мыть, сохранять и стремиться к «безотходному производству». Хотя есть люди, которые до сих пор не выливают воду после принятия ванны, а используют ее для других целей, отрезают кусочек хлеба, а остальное морозят. Здесь даже речь не о накопительстве, а о том, что человек не идет в ногу со временем. Он тратит свое время и мысли на то, куда бы что деть, лишь бы не выбросить. Но тут надо смотреть: если самому человеку и его близким комфортно, в квартире чисто и приятно пахнет, регулярно выносится мусор, значит, нет причин для тревоги. Ну и, конечно, играет роль финансовое положение: если пожилой человек живет на одну пенсию, он по-другому может и не выжить.

— То есть у людей с низким достатком накопительство встречается чаще?
— У них не накопительство, а очень сильная экономия. К примеру, один человек, услышав, что стрижка в парикмахерской стоит 300 рублей, скажет: «Вот это цена! Как он пострижет за такие копейки? Я лучше за 1000 постригусь!», а другой: «Ой, как здорово! Неважно, какая стрижка, зато дешево!» Человек должен стремиться жить хорошо, а не постоянно себя во всем ограничивать.

— По каким фразам можно вычислить накопителя?
— «Пускай лежит, потом пригодится», «Всё дорого», «Зачем выбрасывать? Не надо», «Тебе бы всё выбросить», «Я не скупердяй, я рачительный», «Богатых не понять — транжиры».

— Как отличить накопительство от жадности?
— Жадность связана со страхом, что отберут. Когда у жадного человека что-то появляется, ему некомфортно, потому что он постоянно боится этого лишиться. А накопитель окружает себя хламом, и ему так хорошо. Поэтому разница здесь в том, что при жадности человек стремится как можно дальше спрятать то, что у него есть, а накопитель хранит на виду. Еще есть коллекционеры: они и не прячут, и не предъявляют. Их отличает то, что они копят не всё подряд, а что-то одно. Но иногда им приятно похвастаться своей коллекцией перед значимыми близкими.

— Что делать людям, чей родственник явно проявляет признаки накопительства?
— Если в квартире соблюдены нормы гигиены (моются полы, посуда, чисто в ванной, нет насекомых), лучше ничего не говорить. При попытках объяснить, что он живет не так, можно столкнуться лишь с агрессией и сопротивлением. А вот если попытаться вывести его на откровенный разговор о причинах состояния, можно добиться какого-то результата. Это может быть и тяжелая потеря, и сильный стресс, насилие и даже изнасилование — нечто такое, что человек не смог пережить самостоятельно. Но целесообразно делать это в том случае, если родственник знает, о чем идет речь. Можно попытаться уговорить сходить к психологу с этой проблемой, чтобы прочувствовать ее. И лучше прийти вдвоем.

comments powered by HyperComments