воскресенье 18 Апреля 03:35
16+
Подать объявление

Егор Корчагин: «Надо заниматься одним делом»

Накануне Дня защитника Отечества мы поговорили с главным врачом Краевой клинической больницы Егором Корчагиным: сегодня мы все как никогда понимаем, что люди в белых халатах — наши главные защитники.

— Егор Евгеньевич, что бы вы пожелали всем врачам?
— И не только врачам! Я бы хотел искренне поблагодарить всех людей, которые пошли работать в красную зону — инженеров, сантехников, электриков, лифтеров, уборщиков… Врачи ведь дают присягу, но люди, которые помогали нам, никакой присяги не давали, они просто пришли работать. Никто же не думал, с каким врагом придется бороться, какая жесть начнется. Было ужасно страшно. Никто не знал, насколько опасен этот вирус, смертельно опасен. Поэтому хочу пожелать всем крепкого здоровья! Работа в медицине — это всегда риск.

— Наша жизнь уже не будет прежней?
— Вы знаете, я не фаталист на самом деле и не хочу сказать, что мы не будем жить как раньше. Скорее всего, эта инфекция будет циркулировать в обществе, мы просто научимся с ней жить. Жизнь вернется и в лучших своих проявлениях!

— Третья волна будет?
— Мы с вами узнаем об этом в конце февраля — начале марта. Между первой и второй волной прошло 4 месяца. Вершина второй волны была 15—16 ноября, прибавляйте 4 месяца, вот как раз начало марта может стать для нас показателем, сумели ли мы забороть этот вирус, чтобы он так вольготно себя не чувствовал.

— Ваши родители — простые инженеры, почему вы вдруг решили стать врачом?
— Помните, был такой советский сериал «Следствие ведут ЗнаТоКи»? Мне очень нравилась героиня Зинаида Кибрит — судебный медицинский эксперт, которая помогала следователям разгадывать самые сложные дела. Мне казалось это очень интересной профессией, связанной и с аналитикой, и с рукоделием. Когда я уже поступил в медицинский институт, я для себя понял, что мне интересна хирургия. И, начиная со второго курса, я начал активно ходить в студенческое научное общество. Несмотря на то, что папа очень хотел, чтобы я был все-таки инженером, я очень благодарен родителям, что они приняли мой выбор и поддержали. Мой сын, кстати, сейчас идет по инженерной стезе.

— А вы каким были хирургом?
— Общим. Аппендициты, язвы желудка, желчнокаменная болезнь, травмы, ножевые ранения, ДТП — это всё в зоне моей ответственности. Знаю, что некоторые мои пациенты вспоминают меня добрым словом за то, что я смог им помочь, что очень приятно.

— Не скучаете по операционному столу? Не жалеете, что стали чиновником?
— Это очень больной вопрос для меня. Да, есть, конечно, великие люди, которые сочетают в себе и искусство хирурга, и управленческую деятельность. Я для себя считаю, что надо заниматься одним делом. Тогда будет лучше результат. Конечно, я очень люблю приходить в операционную, стоять, наблюдать за тем, что делают хирурги, но и создавать условия для их работы мне доставляет большое удовольствие.

— Сейчас почти все врачи в инстаграме, а вас там очень мало. Почему?
— Думаю, что говорить надо тогда, когда не можешь молчать. А показывать «ой, у меня сегодня блинчики на завтрак» или «вот мой котик сделал такую позу», не вижу смысла. Наверное, кому-то это интересно, но иногда смотришь на такого рода блогеров и думаешь, а что ты хотел сказать? Поэтому мне ближе фейсбук, где я могу сформулировать свою точку зрения. В инстаграме должен быть прежде всего качественный визуальный контент, который приятно смотреть. Хотя тенденции таковы, что и в этом направлении надо развиваться.

— Ваше отношение к теледокторам (Малышева, Мясников) и к литературному научпопу по медицине («Как болел бы врач», «Сахарный диабет» и прочее)?
— Помните, у нас была передача, которую вела Юлия Белянчикова, был печатный журнал «Здоровье», потому что обществу это было всегда интересно. А со стороны врачей всегда были претензии, что не в том ключе рассказывают, не так это нужно делать. Сегодня появились другие медийные личности. С Александром Леонидовичем Мясниковым я знаком лично и очень уважаю его как врача. Он пропагандирует правильные вещи, связанные с тем, что медицина должна строиться на доказательствах, у него достаточно богатый опыт и как врача, и как организатора. То, что Елена Малышева делает в своих передачах, требует от нее потрясающей работоспособности и компетентности. А критиковать может тот, кто делает то же самое и лучше.

— А если бы вам предложили стать ведущим?
— Предлагали уже. Взвесил все за и против и понял, что на это слишком много нужно времени.

— Лучший отдых для вас — это?
— Это либо путешествия, либо дача — место на окраине леса, где я могу уединиться со своими родными, близкими, друзьями. У меня там 6 квадратных метров вертикальных грядок, расположенных на высоте 1,5 метра. Всё по науке, всё само растет, важно в мае не забыть это хорошо организовать и вовремя семечки посадить, тогда всё нормально будет (улыбается).

— Ваш рецепт от профессионального выгорания?

— Для того чтобы человек не выгорал, он должен понимать, что он делает и для чего делает. Кроме того, он должен чувствовать, что его руководитель его поддерживает, тогда человеку будет сложнее выгореть. Выгорают тогда, когда пытаются что-то сделать, но понимают, что никому это не нужно.

— Летом будет 10 лет, как вы работаете главным врачом. Что исторически важного случилось при Егоре Корчагине? Чем особенно гордитесь за эти 10 лет?

— Я не хотел бы, чтобы это звучало пафосно, но действительно за 10 лет мне удалось реализовать много проектов вместе с моими коллегами, которые разделяют мои намерения и поддерживают меня в этой работе. Прежде всего, я радуюсь тому, что удалось убедить людей в том, что нужно менять систему управления.

Нужно, чтобы каждый человек, который приходит на работу, понимал, ради чего он приходит на работу, и чтобы эта цель совпадала с общей целью организации. Только тогда можно выстраивать такие отношения, которые будут работать независимо от того, кто сегодня у власти находится. Если каждый работник будет понимать, что его ценности, его личная миссия в его жизни совпадает с тем, что декларирует для себя организация, тогда это будет здорово. Тогда и организация будет двигаться вперед, и человек будет испытать огромное удовольствие от своей работы. Мне кажется, что минимум половина сотрудников краевой больницы гордятся тем, что работают здесь.

Нам удалось убедить трёх губернаторов в том, что нам нужен новый хирургический комплекс. Это огромный толчок для развития наших технологий, потому что к моменту, когда мы принимали решение о строительстве нового корпуса, наши операционные не соответствовали никаким требованиям. Благодаря поддержке А. В. Усса, сегодня у нас 18 современных операционных, в которых чистейший воздух, комфортные условия для работы врачей, которые могут проводить многочасовые операции. Кроме того, улучшились условия для пациентов: в новом корпусе 1—2-местные палаты, и это гораздо удобнее, чем 5—6-местные.

При моем участии получила развитие трансплантология. Когда в 2011 году мы сказали, что будем этим заниматься, нам никто не поверил, конечно. В 2014 году мы провели первую трансплантацию почки. Сегодня мы активно выполняем трансплантацию и почки, и сердца, и печени. Хорошо, что нас подхватили и Сибирский клинический центр ФМБА и Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии, которые тоже выполняют сегодня эти операции.

Особая гордость в том, что наша больница НИКОГДА не оказывала помощь инфекционным пациентам. Но когда в июне и октябре мы стали самой крупной инфекционной больницей Красноярского края, которая развернула почти 2000 коек только на инфекционный профиль, еще и сохраняя остальную помощь, то, конечно, это вызвало большое самоуважение, хотя сначала было страшно и непредсказуемо. То, что происходило в первую волну, было цветочками по сравнению с осенью. Только что на полу не лежали люди — было забито всё!

— А что в планах, о чем еще мечтаете, что хотите сделать?
— Нам нужно обновить поликлинику! Хочу, чтобы, несмотря на все сложности, продолжилось строительство новых корпусов. Хотелось бы внедрять такие службы, как реабилитация, которая сегодня находится в зачаточном состоянии. После проведения тяжелых вмешательств люди нуждаются в том, чтобы их не сразу отправляли домой, а переводили в другого отделение, где помогали восстановиться, а кому-то, может, даже заново учиться. Например, после инсульта люди учатся заново ходить, говорить.

— Какой вы руководитель? Вас боятся подчиненные?
— Есть такая расхожая фраза «Руководителя должны либо бояться, либо уважать». Поскольку уважать — это слишком затратно с точки зрения руководителя, это же нужно заслужить уважение, то гораздо проще сделать так, чтобы тебя боялись. Я хотел бы думать, что меня все-таки уважают, а не боятся.

comments powered by HyperComments